15:59 

Давно никто ничего не выкладывал...

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Название: (Так и не придумалось... Помогайте!)
Автор: Kejin-san
Бета:товарищ Word
Фэндом: Kuroshitsuji
Персонажи: Клод Фаустус, Себастьян Микаэлис
Рейтинг: PG
Жанр: Angst, deathfic, общий
Размер: Мини
Дисклаймер: герои - тёте Яне, мне только сюжет=)
Предупреждения: ООСище, в отдельных сценах АУ. Слишком чувствительные Клод и Себастьян!
Размещение: Только с моего разрешения. Если найду там, где быть не должно – съем=Р
От автора: Навеяно просмотром артов и вот этой мелодией. Читать тоже лучше под неё.

Так как вещь несколько не доработана, тапки принимаются в любом количестве!=)


Два маленьких мальчика. Да, они когда-то тоже были детьми. Ровно до того момента, как взрослая жизнь не затянула их в свои сети. В сети, где вражда ценилась выше дружбы, а на первое место выходило силовое превосходство.

Сейчас, когда они смотрят друг другу в глаза, то не видят воспоминаний о детстве. Но они точно знают, что там, за пеленой столетий, во дворе играют два мальчика – нынешние Клод и Себастьян. Сильнейшие и самые жестокие дворецкие во всей Англии…


Себастьян по рукоять вонзил Леватейн в грудь Клода. Дворецкий Транси не успел уклониться от разящего удара. Что ж, в этой схватке должен был кто-то проиграть. Клод хрипит в предсмертной агонии, его грудь тяжело поднимается.

- Наверное, душа Сиэля Фантомхайва стоила того, чтобы её погло…тить…

- Вам невыносимо больно от смертельной раны, а вы всё ещё умудряетесь разговаривать, - немного грустно заметил Себастьян.

- Да… Но конец уже близок…

- Что ж, ваши последние слова.

- Хорошо…

Фаустус ослабшей рукой поправил очки. На мгновение в стёклах появились блики.

***

- Привет! - худенький мальчик с растрепанными волосами и серьёзными золотыми глазами вздрогнул при звуке чужого голоса – он никого не ожидал здесь увидеть. - Ты что – ревёшь? – с искренним недоумением спросил зовущий мальчишка, чьи красно-карие глаза задорно блестели.

- Нет, - напустив на себя максимум важности и силясь сдержать ненужные сейчас слёзы, ответил растрёпанный.

- Я же вижу! Мама говорила, что когда глаза краснеют вот так, - задорный мальчик многозначительно показал на новоявленного знакомого, - то значит, что ты плачешь!

- Ничего подобного, - пробурчал в ответ растрёпанный, пряча что-то за спиной.

- Тебя как звать, кстати? Меня Мишель, - задорный мальчишка протянул руку.

- Анри, - почти шёпотом проговорил другой, но руки так и не подал.

- Почему ты плачешь? – Мишель сделал шаг к Анри, но тот отшатнулся, - Давай дружить.

- Нет, - грубо ответил растрёпанный мальчишка, сжимая в руке золотую подвеску, - Мы не будем общаться!

- Почему? – с искренним удивлением спросил Мишель.

- Потому что… - Анри отвернулся. Предательские слёзы снова побежали по щекам. Несколько капель упали на медальон в виде звезды – один лучик был сломан. Талисман на секунду засветился и снова потух.

- Ты… Ты сломал свой знак, - Мишель подошёл к отшатнувшемуся собрату и взял его ладони в свои, - Ты плачешь поэтому?
Анри дёрнулся, но красноглазый не дал ему вырваться, держа в стальной хватке.

- Глупый! Его же починить можно!

-Что ты сказал?!..– злобно начал Анри.

- Я сказал, что его можно починить. И что ты глупый, - улыбнувшись очаровательной улыбкой, Мишель достал свою пентаграмму на серебряной цепочке и приложил её к поломанной звезде в руках у Анри. Над сплетёнными знаками засверкали искры, и через несколько секунд золотая звезда обрела свой первоначальный вид.

- Вот видишь! А ты расстраивался. Теперь мы можем дружить? – Мишель снова одарил знакомого улыбкой. Тот коротко кивнул.

***
- Мишель! Мишель! - паренёк бегал по парку, заглядывая под каждый куст. Отыскать товарища удалось не сразу – он скрылся в большом дупле дерева.

- Вот ты где! Я тебя везде искал… – возмущенно начал Анри, но друг поднял полные горьких слёз глаза. Через всю правую сторону лица проходил кровоточащий порез, - Что случилось?
Мишель на секунду прикрыл глаза, собираясь духом.

- Отец.

- Он ударил тебя… - неверяще уставился на него Анри. Весь задор его товарища пропал, глаза потухли, лицо стало таким щемяще-грустным, что смотреть становилось больно.

- Нет… - прошептал Мишель и разревелся. Анри нахмурился. Ему не нравилось, когда друга что-то огорчало. В этих случаях, кажется, надо утешить… Так ведь? Помешкав около минуты, Анри наклонился и несмело коснулся рукой дрожащего плеча товарища.

- Не плачь… - всхлипы стали только громче. Анри выдохнул, пропустил свои волосы сквозь пальцы и, сев рядом, обнял Мишеля за плечи, - … Ведь я рядом.

Мальчик не желал успокаиваться.

- Я ни на что не гожусь. Так сказал отец.

- Это неправда.

- Правда! На меня все вокруг жалуются. Отец говорил, что я – его разочарование.

- Не слушай никого, - Анри взял друга за подбородок, заставляя посмотреть в глаза. - Ты должен бороться. Слышишь? За право быть первым. За право быть лучше остальных. Если сдашься – победителем станет другой.
Мишель вытер слёзы и кровь с лица. Улыбка медленно занимала своё законное место.

- Я буду стараться.

***

Горячая струйка крови стекала из уголка губ Фаустуса. Дворецкий собрался с силами.
- Страсть - в лицемерие, ложь – в реальность, бродячего пса - в графа… Таков… дворецкий... семьи…
Клод замолчал. Неестественно запрокинулась голова.

«Транси», - договариворил про себя Микаэлис. Этой секунды было достаточно, чтобы воспоминания окрасили мир в иные краски. Они были и есть те два мальчика, которые давно умерли в очерствевших сердцах. Мог ли кто-нибудь представить, насколько сильно взрослому демону хотелось вернуть беззаботные мгновения детства. Без вражды, без страха. Себастьян провёл кончиками пальцев по быстро остывающей щеке Клода, задержался на чуть приоткрытых губах.

- Анри, я доказал своё превосходство? Я стал сильным, как ты считаешь?

Лучший друг и, в то же время, заклятый враг уже не в силах ему ответить. Себастьян наклонился и прошептал ему на ухо:

- Спасибо тебе за всё.

Воспоминания давно потухли. Дни ушли в небытиё. Лучшие друзья стали врагами. Появились победитель и проигравший. Прошлого не вернуть – остаётся смириться. Микаэлис поспешно встал и интуитивно побежал в ту сторону, где уже едва теплилась метка господина. Победа ещё не одержана.

@темы: фанфикшн, Себастьян Михаэлис, Клод Фаустус, fanfiction, Sebastian Michaelis, PG, Claude Faustus

Комментарии
2011-09-16 в 16:47 

Yoshkin kot
|Sa majeste le Yoshkin kot||Иллюзионист и манипулятор||Каждый дрочит на что хочет||А Хирума такой ласковый потому что больной!||Шизуо, это блять, москва
поспешно встал и побежал по интуиции в ту сторону
XD Вот гад! Протоптался по интуиции! Может, "интуитивно побежал"? =)

2011-09-16 в 16:49 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Yoshkin kot,
Спасибо, исправлю:-D

2011-09-19 в 17:09 

Chimotoma Katari
«В лесу разошлись две тропинки. И я выбрал нехоженую» (с) Роберт Фрост
Понравилось, очень славно написано! В любом случае, я фанат фанфиков с приквелом ;-)
читать дальше

2011-09-19 в 17:20 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Chimotoma Katari,
Спасибо=))) Мне очень приятно=)
Сначала, кстати, до безумия напоминало мне мой собственный фанфик с тем же пейрингом.
А вы не могли бы дать ссылочку, если выкладывали?=) Очень интересно прочесть=)

2012-03-25 в 22:42 

Может такое название: "Вечные дети"?

URL
2012-03-26 в 22:54 

Kejin-san
Мне столько всего нужно сделать, что лучше я пойду спать. (Роберт Бенгли) / Когда Шекспир писал, что «весь мир — театр», он еще ничего не знал о цирке…
Гость,
Спасибо за идею)
Будем считать это рабочим названием:laugh:

     

Claude x Sebastian Community

главная