Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
09:28 

Обреченные

Claude Faustus. [DELETED user]
ммм, вот решил поделиться своим творчеством. Надеюсь, здешних читателей не сильно им испугаю.

Название: Обреченные
Автор: Claude Faustus.
Жанр: angst, drama.
Рейтинг: NC-17 (для привередливых R)
Фандом: Kuroshitsuji
Персонажи: Клод/Себастьян, Себастьян/Клод
Предупреждения: OOC, AU, насилие.
Размещение: с разрешения автора.
Дисклаймер: не мое и не надо.
От автора: написано по заявке 6-36. на кинк-фест.

Скучный вечер снова опускается на город. Люди разбредаются по домам. Дома их ждет ужин в кругу семьи, просмотр телевизора, возможно, скандал со "второй половинкой", бурное примирение и спокойный сон в обнимку. А его дома не ждет ничего. У него и работы-то постоянной нет. И не потому, что он ничего не может или ничего не хочет, просто он слишком вспыльчивый, скандальный и бескомпромиссный человек. А еще он любит дешевые развлечения, хороший алкоголь и развратных партнеров. В свои двадцать четыре он стал настоящим прожигателем жизни, бесцельным скитальцем и законченным извращенцем, коим его считали все те добропорядочные семьянины, что неоднократно заставали его возвращающегося домой под утро в совершенно нетрезвом виде. Он – Клод Фаустус. И ему абсолютно плевать, что думают о нем соседи или жители соседних улиц. Ему плевать на всех, кроме одного-единственного человека. Клод прислушивается лишь к мнению своего друга-собутыльника Себастьяна Микаэлиса. И именно с ним Фаустус решил провести очередной скучный и тусклый вечер.
Он ждал звонка в практически пустой, холостяцкой квартире, лежа на диване в гостиной и сжимая в ладони мобильный телефон. Наконец раздалась трель слишком громкой мелодии, заставившей Клода вздрогнуть.
- Заеду через 20 минут, - сообщил голос на другом конце провода, и прежде чем Клод успел хоть что-то ответить, короткие гудки услужливо подсказали, что разговор окончен. Впрочем, как и всегда.
Долго собираться не пришлось. Мужчина лишь рассовал купюры по карманам джинсов и куртки, запихнул туда же телефон и сигареты и вышел на улицу.
Начинался дождь. Плотнее запахнувшись в легкую ветровку, Клод оперся спиной о стену у подъезда и неторопливо закурил. Мимо проносились разноцветные пятна соседей, торопящихся попасть в свои теплые уютные квартиры до того, как разразится очередной ливень, а Фаустус оставался серым пятном на этом странном празднике жизни, о котором его не предупредили. И не сказать, что он был так уж несчастен или недоволен своей участью, просто ему невыносимо было смотреть на улыбающиеся лица, в одночасье превращающиеся в отвратительные гримасы, стоило им заметить его на своем пути. Это, безусловно, раздражало и выбивало из колеи. И, как назло, Себастьян опаздывал. За это время Клод уже умудрился продрогнуть до костей и выслушать порцию недовольных возгласов от какой-то малознакомой старушки и от безумно скандальной соседки сверху. Поэтому, когда друг, наконец, соизволил подъехать, мужчина уже был выведен из столь шаткого состояния спокойствия. Смачно выругавшись и громко хлопнув дверью, он с неопределенным стоном плюхнулся на заднее сидение и хмуро уставился в зеркало заднего вида, косясь на Микаэлиса.
- Где тебя черти носят?
- А зачем ты выволокся из дома раньше назначенного срока? – мужчина усмехнулся, заставив Клода злиться еще сильнее.
- Дави на газ. И прекрати уже лыбить жало!
- Расслабься ты, - Себастьян кинул другу баночку пива и резко сорвался с места, увозя их обоих по какому-то незнакомому адресу в поисках дешевой выпивки и сомнительных развлечений.
Добравшись до клуба с приторным названием "Сладкая кровь", друзья тоскливо переглянулись и, минуя вышибал, прошли внутрь. Там гремела оглушительно-несносная музыка, толпа разгоряченных тел качалась ей в такт. Те же, кто не зажигал на танцполе, сидели по углам и потягивали коктейли или пиво. В целом, это место ничем не отличалось от всех прочих: тот же шум, та же безвольная толпа, те же напитки и закуски, те же развлечения. Правда, как выяснил Себастьян, в этом клубе можно было за отдельную плату снять комнату на втором этаже, что весьма облегчало пребывание в нем. Клод сразу осведомился о наличии свободных мест и, получив утвердительный ответ, положил на стол несколько банкнот. Ему был выдан небольшой ключ с прикрепленной биркой, на которой красовался неаккуратно выбитый номер "18".
- Выпьем? – Себастьян указал на барную стойку, и Клод утвердительно кивнул.
Алкоголь здесь действительно был на порядок дешевле, чем в других злачных местах, что просто не могло не радовать обоих товарищей. Они, как и всегда, пили, молча, каждый погружался в свои собственные мысли.
Клод всегда думал о прошлом, порой о настоящем и никогда о будущем. Вот и в этот вечер он отдался размышлениям о минувших днях, заглушая внутренний голос все большим количеством выпитого. Ему ничего не жалко было для того, чтобы подавить свербевшую внутри омерзительную боль. Она мешала Фаустусу жить, превращала его во взрывную смесь оголенных нервов и едкого характера. И не было определения для этого странного состояния. Точнее, оно было, но мужчина не решался придумать ему название. Со временем боль почти перестала исчезать под гнетом выпивки и многочисленных утех. И тогда Клоду приходилось изрядно потрудиться, чтобы отделаться от нее хотя бы ненадолго. У этой боли был приятный запах табака и меда, мягкий баритон, черные волосы и глаза, отливающие красным. У боли даже было имя – Себастьян Микаэлис. Но Клод не мог понять причину ее возникновения. И, уж тем более, он не мог найти возможность устранить ее. Особенно теперь, когда этот странный объект его нескончаемой боли сидел напротив и неторопливо потягивал свой коктейль.
Оторвавшись от своих безрадостных мыслей, сопровождающихся созерцанием жидкости в бокале, Клод поднял глаза и не увидел Себастьяна. Он нервно закрутил головой, ища своего спутника, и, спустя несколько слишком долгих секунд, отыскал. Мужчина танцевал в компании какого-то юнца в самом центре зала. Он прижимался к нему чересчур тесно, обнимал за талию, то и дело, будто невзначай, опуская руки ниже. Он что-то шептал этому мальчишке на ухо, и это "что-то" заставляло его дрожать. Не в силах смотреть больше на это бесплатное шоу Клод, заглушая возрастающую с каждым вздохом горечь, шатаясь, поплелся в самую гущу разгоряченных тел, схватил Себастьяна за руку и с силой рванул на себя, заставляя оторваться от молодого партнера.
- Ты что творишь, болван? – у его персональной боли был завораживающий, полыхающие ненавистью взгляд.
- С какого фига ты танцуешь с этим сопляком? – Клод кивнул на смущенного мальчишку.
- А кто ты мне, чтобы запрещать? – в это мгновение Себастьян выдернул свою руку, повернулся к ни в чем не повинному юноше и крепко его поцеловал.
У его личной боли был слишком своенравный характер. Не выдержав слишком сильной волны разочарования, захлестнувшей его с головой, Фаустус с силой дернул Микаэлиса за шиворот и, не целясь, ударил, куда пришлось. Рявкнув от странной и непривычной боли, мужчина нанес ответный удар, попавший точно в цель, от чего Клод отшатнулся и неловко упал, ударившись головой о ступеньку, ведущую к подиуму, на котором зажигали полураздетые юноши и девушки, не стеснявшиеся своих тел и гордящиеся своими танцевальными навыками. На некоторое время Фаустус отключился, и Себастьяну не оставалось ничего другого, кроме как потащить его в заранее снятый номер.
Придя в себя на широкой кровати, Клод осмотрелся – комната поплыла перед глазами, но единственная фигура оставалась неподвижной. Он. Себастьян стоял лицом к окну и рассматривал сквозь щель в занавесках яркую вывеску, украшавшую вход в клуб. Невольно мужчина затаил дыхание, наблюдая за своим товарищем, но постепенно возвращающаяся память услужливо нарисовала картинки недавно произошедших событий: много алкоголя, Себастьян, танцующий с малолеткой, удар и недолгая отключка. Боль разверзла внутри свою пасть, облизывая скользким и ядовитым языком края его исколотой и забитой души. В поле зрение Фаустуса попала пустая бутылка из-под пива. Он резко и быстро разбил ее о край тумбочки и, пока Себастьян не успел опомниться, напал сзади, саданув его по голове. Удар получился скользящим, острый край рассек кожу щеки и шеи – мужчина успел повернуться. Следующая атака должна была быть прицельной и, как казалось Клоду, смертельной, но Микаэлис перехватил его руку и с силой ударил о стену. Удар получился слишком стремительным, в итоге раздался хруст не то разбитого горлышка бутылки, не то переломанных костей. Выдернув разболевшуюся руку, в которую впилось несколько осколков, Клод подлетел к другу и зло и грубо поцеловал его. Схватив Себастьяна за грудки, он швырнул его на кровать, навис сверху и, не стремясь справиться со своей болезненной ненавистью, начал сдергивать с мужчины одежду.
- Сволочь! – звонкая оплеуха едва ли не оглушила Микаэлиса, а жадные губы уже приникли к обнаженной шее, оставляя малиновые отметины, зубы кусали почти до крови, ногти впивались в оголившиеся плечи, царапая тонкую кожу.
- Ненавижу! – но Себастьян перехватил занесенную для новой пощечины руку, сдавив пальцы Фаустуса, что было сил. На этот раз по комнате разнесся сдавленный крик, перемежающийся с хрустом дробящихся костей. Мгновение, и уже Микаэлис подмял под себя Клода, толкнув его на кровать и вдавив лицом в подушку. Одной рукой он сдергивал с мужчины джинсы, а после расстегивал свою ширинку, другой крепко сжимал его волосы на затылке.
- Ненавидишь? – в следующую секунду адская боль пронзила тело Клода, а вместе с тем по комнате разнесся новый крик.
- Ублюдок! – Фаустус зашипел в подушку, инстинктивно уходя от проникновения, но Себастьян лишь сильнее сжал руку на его волосах и толкнулся глубже, срывая с чужих губ отчаянные хриплые вскрики.
- Нравится? – мужчина откровенно издевался, вколачиваясь в напряженное тело все сильнее и грубее, стремясь причинить еще больше боли и страданий распластавшемуся под ним Клоду. Он перестал кричать и сопротивляться, просто крепче сжал зубами подушку и впился едва сгибающимися пальцами в простыню.
Через несколько болезненных толчков Себастьян кончил, отпихнул от себя использованное тело и, застегнув брюки, сплюнул на пол.
- Мразь, - он надел плащ и, спрятав пол-лица в поднятом вороте, покинул комнату.
Клод еще долго не смел пошевелиться, чувствуя, как по бедрам стекает вязко-липкая сперма, вероятнее всего окрашенная кровью. И дело было вовсе не в физической боли, а в той, что откровенно отдирала от его души огромные куски и глотала их, даже не пытаясь пережевывать. Теперь Клод знал, что у его боли, помимо всего прочего, есть еще и чрезмерно острый язык, хлещущий посильнее кнута.
Спустя какое-то время мужчина, игнорируя острую боль во всем теле, перевернулся на спину и, дрожащими пальцами выудив из кармана помятую пачку сигарет, нервно закурил. С каждым новым вдохом ему становилось легче. Не спокойнее, по-прежнему больно, но отчего-то легче. Быть может, от того, что у его личной боли теперь появилось название, или от того, что эта боль ничем не отличалась от других.
Запутавшись в своих размышлениях, Клод заснул, часто вздрагивая и шумно вздыхая в неверном забытье.

Звонок в дверь вывел Фаустуса из состояния глубочайшей задумчивости. Он подошел и, не спрашивая, кто там, открыл замок. В квартиру вместе с запахом свежего ветра и очередного дождя ворвался Себастьян.
- Ты не отвечаешь на звонки, - начал он с порога, серьезно глядя на друга.
- Извини, я отключил телефон, - Клод отметил, что на шее Микаэлиса болтался длинный шарф, скрывающий от жадных взглядов окружающих отметины, оставленные на нежной шее в ту злополучную ночь.
- В чем дело?
- Ни в чем, я просто снова начал творить, - мужчина кивнул в сторону разбросанных по полу листов со стихами и незаконченными рассказами.
Себастьян, не раздеваясь, прошел в гостиную и, подняв с пола один листок, бегло прочел написанное. На его лице отразился целый спектр чувств, название которым сложно было подобрать. Кажется, это было удивление, задумчивость, отчаяние, горечь, сомнение и что-то еще. Что-то терпко-холодное, цепляющее за самое сердце, рвущееся в израненную душу и скребущееся брошенным котенком в закрытую дверь.
- Прости, - хрипло выдал Микаэлис, не поворачиваясь к собеседнику лицом. Если бы Клод не знал его, то непременно подумал бы, что тот плачет. – Мне лучше уйти. И... В общем, если сочтешь нужным, звони.
Дверь захлопнулась с легким щелчком. В голову лезли разные мысли, слишком смешные, слишком дикие, слишком холодные.

Скучный серый вечер снова опускается на город, люди торопливо разбредаются по домам. Там их ждут родные и близкие, вкусный ужин и крепкий сон. Но ему плевать на них. Плевать на всех. Он неустанно придумывает новые сюжеты, сплетает поразительные рифмы, выбирает необычные способы передачи мыслей. Раз за разом он создает новые вселенные, в которые вливает ту боль, которая когда-то наполняла его изнутри. Казалось, он продал душу дьяволу в стремлении сотворить шедевр, который войдет в историю неспешно, оставит в сердце каждого читателя глубокий след и исчезнет, горько целуя в дрожащие губы. У каждого нового романа есть посвящение. В конце каждого посвящения стоят многоточия и выведено красивыми буквами "для моей личной и горячо любимой боли".
Они иногда еще встречаются с Себастьяном, а порой даже пьют вместе, но Клод не знает, что у Микаэлиса дома есть все-все написанные им книги, и рядом с каждым посвящением от руки дописано "прости". Он не знает, что каждый раз, когда они напиваются в тишине собственных мыслей, Себастьян борется со своей внутренней болью, имя которой Клод Фаустус. Он не знает, что после прочтения очередной книги Себастьян достает мольберт и рисует углем по серой бумаге портрет, впечатавшийся глубоко в сознании и в сердце. Он никогда не узнает, что именно Себастьян иллюстрирует его произведения. Они никогда не узнает, что та боль, которой они упиваются, отдавая себя творчеству и безрассудству, должна была называться любовью. Они никогда не исправят своей ошибки. И снова будут встречать холодные серые вечера в одиночестве. Они снова будут пить вдвоем, но их разговор всегда будет внезапно обрываться на одной невысказанной фразе. Они никогда не простят себя за случившееся когда-то в клубе. И они никогда этого не забудут. Они обречены помнить...

@темы: NC-17, Клод Фаустус, Себастьян Михаэлис, фанфикшн

Комментарии
2011-05-22 в 00:02 

lusami
24... какой молодой! а ведь в аниме им меньше 31 не дашь, а Клоду и 34 .

очень живо и насыщенно! спасибо!

2011-05-22 в 00:12 

Hibarin
Hijo de la luna
lusami, а мне кажется, что Себу где-то 24-25, а Клоду 28

2011-05-22 в 13:27 

lusami
akuma , просто такие серьёзные парни!**в строгих костюмах..представьте, что они заходят в класс во время урока? как-то мешьше 30 не дается...

2011-05-22 в 19:09 

Hijo de la luna
мм.. урока?

2011-05-23 в 21:54 

Claude Faustus. [DELETED user]
lusami
благодарю, что потратили время на прочтение.

меньше 31 не дашь, а Клоду и 34
Себу где-то 24-25, а Клоду 28
ну, позвольте, а кто сказал, что у них не было детства, юности, молодости?
Я ведь с таким же успехом могнаписать и о 16-ти летнем Себастьяне и 20-ти летнем Клоде, к примеру. Почему нет?
АУ не подразумевает какого-то конкретного тайм-лайна, верно? Лишь время и место. Эти два условия соблюдены, а остальное - воля автора.

А если действительно считать количество лет этих милых демонов, то нужно будет переходить на тысячи, ибо Себа сказал, что знал фараона лично. Не кажется ли вам, что для такого знакомства даже 34 маловато будет?

2011-05-27 в 18:31 

lusami
благодарю, что потратили время на прочтение.
я была счастлива так провести это время*_*

2011-05-27 в 21:24 

Hijo de la luna
Claude Faustus., вот кстати, я тут недавно думал, что было бы если бы демоны были младше и АУ при этом)) в случае АУ конечно же можно прописать всю биографию, я имел в виду их примерный возраст в аниме, на который выглядят :)

2011-05-28 в 15:02 

Claude Faustus. [DELETED user]
lusami
тогда я рад, что смог скрасить ваш досуг))

akuma
да, если брать аниме, то Клод постарше выглядит...
я бы дал Себастьяну 25, а Клоду 29. Почему-то у меня идет стойкое ощущение, что Клод старше именно на 4 года.

2011-05-28 в 15:34 

Hibarin
Hijo de la luna
Claude Faustus.
:friend: 24 и 28 либо 25 и 29 - по сути одно - четыре года х)

2011-05-28 в 15:48 

Claude Faustus. [DELETED user]
akuma
:friend: *кивнул* ну да, точно. Надо как-нибудь попробовать написать про их детство или первое знакомство. Как думаете, стоит?

2011-05-28 в 18:14 

Hibarin
Hijo de la luna
Claude Faustus.
конечно же стоит! *улыбнулся*

2011-08-21 в 00:18 

neko-mariko
Садист.Скуалофил. Сёдзененавистник.
Ками-сама, да пофиг, сколько им лет:hmm: Очень странно, что никто так и не отметил глубокого таланта автора так поразительно передавать чувства и внутреннее мироощущение героев, а трагизм - так вообще на высшем уровне:hlop: даже осадок горький в душе остался...жаль их....

2011-09-01 в 07:27 

Claude Faustus. [DELETED user]
neko-mariko , благодарю за столь приятный и теплый отзыв. Мне, как автору, очень отрадно знать, что мои работы способны не просто скрашивать досуг, но и оставлять в душе хотя бы мало-мальский след.
Спасибо, что прочли. :red:

   

Claude x Sebastian Community

главная