Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
20:14 

Пир во время чумы.

Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик.
Эм... надеюсь, меня на кастрируют за закулисный пейринг Клод/Ханна? Все-таки, основная пара - Клод/Себастьян (и наоборот), ради них, собственно, и писалось все это. И да, пометку МДВ не ставлю, так как пока тут нет ничего «такого».

Автор: .claude faustus
Бета: Аль-фа
Название: Пир во время чумы
Фандом: Kuroshitsuji II
Пейринг: Клод/Себастьян/Клод - основной, Клод/Ханна - вторичный.
Рейтинг: R
Жанр: dark, angst, slash, deathfick
Предупреждение: OOC, AU
Дисклаймер: персонажи - Яне Тобосо, трава и фантазия - мне
Размещение: с разрешения - пожалуйста, без разрешения - столовым серебром в ухо
Саммари: однажды судьба отнимает у знаменитого герцога Фаустуса его семью, причем весьма жестоким способом. Отчаяние и жажда кровавой мести толкают Клода на заключение сделки с демоном, который становится его единственным и преданным слугой.
От автора: Некоторые моменты могут перекликаться с историей Сиеля, но это только вначале. И да, Клод-аристократ - личный кинк автора.

Глава 1.


- Тот, кто заключает сделку с Тьмой, уже никогда не вернется к Свету, - перья, повсюду. Они черны, как та самая Тьма, о которой говорит Голос – такой сладко-манящий и в то же время мерзкий, злобный голос, обладатель которого видел все и не видел ничего. – Ты уверен, что готов пойти на такой шаг и расстаться с тем миром, в котором ты жил до этого момента?
- Может, хватит болтать? Если я вызвал тебя, чтобы заключить контракт, значит, я хочу заключить КОНТРАКТ, а не слушать твои философские разглагольствования! – одно перо мягко опустилось на бледное лицо мужчины, лежащего на снегу в луже собственной крови.
- Хорошо. Итак, твое желание?
- Я хочу мести! Я желаю найти тех, кто украл у меня счастье и уничтожить их. Стереть с лица земли! И когда все закончится, ты заберешь мою душу. Но до тех пор ты будешь служить мне и никогда, слышишь, никогда меня не предашь! – несмотря на то, что мужчина был слаб, он говорил уверенно, а голос был тверд и полон ненависти.
- Я согласен с твоими условиями, - перья, кружившие до этого хаотично по воздуху, как будто по команде, одновременно взметнулись вверх черной тучей, закрывая собой голубое небо. Внезапно грудь прожгла острая боль, там, где под кожей билось сердце. В непроглядной черноте мужчина смог разглядеть два сияющих кольца, накладывающихся друг на друга и пятиконечную звезду в центре, внутри которой были выгравированы какие-то символы – пентаграмма демона.
- Контракт подписан. Отныне я – твой верный слуга, – это было последнее, что услышал мужчина перед тем, как все вокруг поглотила Тьма.


***


- Мой господин, пора вставать. У Вас сегодня много дел.
Солнце уже взошло и проникало своими бесконечными лучами в комнату сквозь высокое, несколько узковатое окно. Мужчина нехотя приоткрыл глаза и сел на широкой постели, потягиваясь. В тот же момент до него донесся аромат только что заваренного черного чая, который господин предпочитал пить именно по утрам. Откинув одеяло, мужчина встал с кровати и прошествовал до чайного столика в углу спальни, на котором стоял дорогой фарфоровый чайный сервиз и блюдце с десертом – нежное ванильное суфле в шоколаде.
- Ванна готова? – хозяин даже не посмотрел на дворецкого, который в этот момент наливал своему господину чай в красивую чашку с золотыми окаймлениями и вензельными узорами.
- Да, господин. Вы успеете ее принять до того, как Ваш чай начнет остывать. – Слуга лишь доброжелательно улыбнулся и протянул мужчине чашку с чаем. Тот сделал всего один глоток и, поморщившись от того, что напиток слишком горячий, отдал посуду обратно дворецкому. Затем, он равнодушным голосом произнес:
- Если чай остынет, ты заваришь мне новый. – на этих словах хозяин направился к купальне, которая находилась в соседней комнате.
- Слушаюсь, - слуга вежливо поклонился, неотрывно глядя в спину своему господину.

***


Клод Фаустус был самым известным человеком в Лондоне, разумеется, после королевы Виктории. Чистокровный аристократ, носящий титул герцога, владелец самого дорого и самого крупного во всей Англии салона драгоценных камней. Высокий, статный мужчина тридцати одного года, с черными, как смоль, длинными, чуть ниже плеч, волосами, в области челки лежащие непослушными вихрами. Симметричное лицо, с выразительными и бесстрастными глазами цвета чистого золота, ровный, чуть заостренный нос и тонкие, почти бескровные губы – он был объектом вожделения и тайных воздыханий большинства английских барышень, будь то известная маркиза, звезда театра или простая булочница. Кожа у мужчины была довольно бледна, из-за редких выходов на солнце, отчего злые языки пускали слух, будто лорд – не кто иной, как безжалостный вампир, который выходит ночью на улицы Лондона и охотится на юных девственниц, чей кровью он обеспечивает себе энергию для жизни и вечную молодость. Клода никогда не интересовали подобные сплетни, поэтому, даже если и слышал что-то подобное, всегда пропускал данные речи мимо ушей – слишком уж много чести, обращать внимание на каких-то ничтожных завистников, которые делают себе имя за счет других.

***


Приняв ванну, Фаустус поспешил вернуться в свою спальню, где его ждал чай, принесенный дворецким. Тот стоял около аккуратно заправленной постели, на которой лежала чистая и свежая одежда для господина. Увидев Клода, слуга поспешил к нему навстречу, чтобы помочь с переодеванием.
- Я сам способен одеться, не маленький уже. – Фаустус раздраженно посмотрел на мужчину, стоявшего рядом с ним.
- Как скажете, господин. Приношу свои искренние извинения, - дворецкий поклонился и подал мужчине черный твидовый сюртук, после чего бесшумно покинул покои.

***


Несмотря на то, что лорд Фаустус был самым красивым мужчиной Лондона, и любовниц у него было больше, чем золота в королевской казне, честь стать его единственной и верной спутницей жизни выпала прекрасной графине Ханне Анафелоуз, дочери известного торговца антиквариатом. Клод и Ханна были знакомы с раннего детства – их отцы были если не лучшими, то очень хорошими друзьями, и поэтому решение о помолвке их детей было самим собой разумеющимся.
Клод рос ребенком достаточно своенравным и своевольным, поэтому, когда отец сообщил ему, что отныне они с графиней обручены, мальчик воспринял новость в штыки, аргументируя это тем, что сегодня Ханна ему нравится, а завтра может все измениться. Но Фаустус-старший не пожелал ничего слушать и решительно заверил сына, что решение принято и обжалованию оно не подлежит. Нехотя, но Клоду пришлось смириться: все-таки, он единственный наследник семьи и если у него произойдет конфликт с отцом, то, зная суровый характер папаши, не видать ему ни компании, ни титула, ни денег.
Свадьба состоялась, когда Клоду было семнадцать, а Ханне – шестнадцать. Церемония была пышной и, в то же время, скромной – среди приглашенных гостей числились только родственники и ближайшие друзья. Медовый месяц они провели в Париже.
Вскоре Фаустус осознал, как сильно он ошибался в своих мыслях - новоиспеченная супруга оказалась прекрасной девушкой во всех смыслах этого слова: стройная точеная фигурка, аккуратный овал лица и нежные голубые глаза, с блеском которых может сравниться только морская гладь на рассвете. Ханне достались от матери длинные шелковые волосы, цвета чистейшего серебра, которые на солнце отдавали стальным блеском.
Это была робкая и покорная женщина, преданная, нежная и любящая. Зная суровый и, порой, довольно жестокий характер супруга, она никогда не шла ему наперекор и не сомневалась в правильности его действий. Клода первое время это, конечно же, несколько раздражало, ведь с детства его приучили, что люди без воли и умения полагаться только на себя – всего лишь бездушные куклы, которыми можно легко управлять. Но по истечению нескольких лет лорд научился принимать жену такой, какой она есть. Женщины этого плана нуждались в надежной защите и опоре, и Фаустус пообещал себе, что будет для возлюбленной и тем и другим.
Через год у новоиспеченных супругов родился первый ребенок – мальчик, которого они назвали Алоисом. Ханна была на седьмом небе от счастья, она дни и ночи проводила с сыном возле его кроватки. Клод поначалу воспринимал ребенка только как наследника, поэтому, когда Алоис появился на свет, аристократ не прыгал от радости и не стремился поскорее увидеть малютку. Жена лишь молча вздыхала, но вслух ничего не говорила. В конце концов, черствый характер у него в крови – отец Клода тоже не особо баловал сына своим вниманием. Ханна оправдывала мужа только тем, что он очень занятой человек, и рано или поздно, но ему все равно придется принять Алоиса не только как наследника.
Мальчик рос буквально по часам, здоровым и невероятно красивым: он унаследовал от Ханны лазурного цвета глаза, светлые волосы, овальное кукольное личико и утонченную фигуру, отчего многие поначалу принимали Алоиса за девочку. Это тоже воспринималось Клодом весьма скептически, ведь, по его мнению, мужчина должен выглядеть как мужчина, и ни о какой хрупкой изящности речи и не могло идти.
Когда юному маркизу исполнилось шесть лет, он впервые, с момента рождения, смог по-настоящему побыть с отцом. Этот день он поклялся запомнить на всю жизнь: гордый и надменный, не терпящий возражения и неподчинения – Клод стал символом малодушия и бесчувственности для собственного сына. После этого мальчик наотрез отказался оставаться с Фаустусом больше, чем на час и то, только в присутствии матери или кого-нибудь из слуг. Не то, чтобы Алоис ненавидел или боялся своего родителя, просто его поэтичной и довольно ранимой натуре было тяжело находиться рядом с безэмоциональными людьми, а Клод относился именно к такой категории.

***


Но однажды все резко изменилось. Алоису уже шел восьмой год, когда у Ханны родился второй сын Лука. Внезапно для всех, герцог изъявил желание лично воспитывать мальчика, как будущего наследника аристократического рода, так как в старшем сыне, по его же словам, он разочаровался. Алоис проплакал после этого всю ночь, проклиная Клода и всех его предков до десятого колена. Но с появлением Луки, его конфликты с отцом быстро ушли на второй план: он постоянно играл с новорожденным братиком, носил его на руках, читал ему книги и помогал матери ухаживать за ним. Малыш рос жизнерадостным и любознательным, постоянно улыбался и очень внимательно наблюдал за каждым действием, происходившим вокруг него. Но как только он замечал в поле своего зрения Клода, то тут заходился громким плачем. Поэтому Фаустус предпочел не показываться младшему сыну на глаза, пока тот не подрастет и не перестанет пугаться при виде отца. Глядя на это, Ханна все же не выдержала и решила поговорить с мужем, чтобы положить конец этому внутрисемейному разладу.

Клод сначала вообще не хотел ее слушать: он всегда полагал, что с детьми должны возиться матери и гувернантки – так уж его воспитали. Но Ханна в тот момент была непреклонна. Она была готова умолять мужа стоя на коленях, лишь бы тот прекратил игнорировать собственных детей и внял ее мольбе о простом семейном счастье. После долгих уговоров герцог сдался – он очень любил жену, хоть почти никогда и не говорил ей об этом, поэтому и расстраивать ее не хотел. Фаустусу было стыдно признаться даже самому себе в том, что он – ужасный отец. Не потому, что постоянно работал или попросту не любил своих сыновей, нет. Наоборот, дети и жена были самыми дорогими людьми в его жизни. Мужчина просто не знал, как нужно общаться с детьми: в детстве он никогда не играл с ровесниками, его всегда окружали только взрослые. Клод воспитывался отцом, так как мать скончалась во время родов, потому мальчика некому было холить и лелеять. Строгий отец, старая сердобольная гувернантка и скучные зануды-преподаватели – не удивительно, что будущий герцог вырос хладнокровным, не знающим нежности и ласки человеком. Но рядом с такой любящей женщиной, как Ханна, тает любой лед. В который раз Фаустус убедился в том, как ему повезло с супругой.


Лука, в силу своего раннего возраста, довольно быстро привык к отцу и при его появлении уже не плакал, как раньше, а открыто улыбался и просился к мужчине на руки. Первое время Клод немного нервничал, потому что боялся сделать что-то не так – дети ведь такие хрупкие. Но благодаря поддержке жены он взял себя в руки и уже, спустя несколько недель, мог спокойно качать ребенка на руках и даже слегка подбрасывать вверх, что Луку всегда несказанно радовало.
С Алоисом дело обстояло куда сложнее. Молодой аристократ практически не разговаривал с отцом и старался держаться от него на расстоянии до тех пор, пока Ханна, снова взявшую ситуацию в свои руки, не уговорила мальчика дать Клоду шанс. Она рассказала сыну о детстве, которое было у его отца, чтобы мальчик понял, что герцог относится к нему так холодно не потому, что не любит, а потому боится. Алоис внимательно выслушал мать и решил все-таки наладить отношение со вторым родителем – ведь, несмотря на неограниченную материнскую любовь, ему хотелось внимания и со стороны Клода.

Именно тогда Фаустус неожиданно открыл в себе новые грани: он оказался весьма чутким, заботливым, нежным и любящим отцом. Мужчина стал чаще баловать сыновей разными подарками, брал их с собой на конные прогулки и даже позволил Алоису в будущем стать театральным актером. Ханна, следившая за преображением мужа, была счастлива, что у нее, в кои-то веки, нормальная счастливая семья, о которой она мечтала с детства.


Глава 2.


Но их счастье длилось не так долго, как они рассчитывали. Три года спустя, когда Клод был вынужден уехать в Париж по приказу королевы, в замок герцога проникли неизвестные с целью похитить его сыновей. Ханну, пытавшуюся во что бы то ни стало защитить своих детей, схватили и заперли в темнице замка, где ее изнасиловали, а затем убили, перед этим изуродовав лицо ножами. Когда с герцогиней было покончено, убийцы схватили детей, бросили их в какую-то крытую телегу и увезли в неизвестном направлении.
Клод узнал о произошедшем только спустя несколько дней, случайно наткнувшись на статью в утренней газете. Крупный заголовок на первой полосе гласил: «Трагедия в семье английского герцога. Сыновья Клода Фаустуса похищены, а в подвале фамильного замка найден истерзанный труп его жены!»
В тот момент мир аристократа разбился с оглушительным звоном на мельчайшие осколки. Как будто хрустальный бокал с вином, упавший от случайного неаккуратного движения - и куски тонкого прозрачного счастья уже утопают в алой жидкости, скрываясь в ней полностью и безвозвратно.

Бросив все свои дела, Клод вернулся в Лондон и сразу же направился в отделение Скотланд-Ярда. Он поставил всю полицию на уши, требовал немедленно поймать ублюдков и вернуть ему сыновей. Начальник отдела тщетно пытался успокоить герцога и убедить его, что все силы итак сейчас направлены на поиски его детей.
Поняв, что от правоохранительных органов он ничего не добьется, Фаустус направился к единственному человеку, у которого могла бы быть хоть одна существенная зацепка.

***


На одной из узких и малолюдных улочек находилось небольшое похоронное бюро с выставленными глиняными черепами различных размеров и огромной вывеской над входной дверью. Переступив порог, Клод оказался в плохо освещенном помещении, где не было ничего, кроме пары стеллажей и многочисленных гробов. Пойдя к одному из них, герцог нервно заколотил по гладкой лакированной поверхности. Внутри послышался какой-то шорох, и, сдвинув вбок тяжелую деревянную крышку, перед Клодом возник сам хозяин бюро – Гробовщик.

- Мне нужна информация о случившемся в моем замке. - Клод перешел сразу к делу, не удосужившись даже поприветствовать Гробовщика.
Хозяин конторы представлял собой довольно необычное зрелище: высокий мужчина неопределенного возраста, с длинными седыми волосам и в мешковатом одеянии, рукава которого скрывали тонкие сухие руки с острыми черными ногтями. Его лицо было скрыто под длинной челкой, торчащей в разные стороны из-под странного покроя цилиндра. Но помимо странного вкуса в одежде, Гробовщик отличался так же чрезмерной чудаковатостью, граничащей с безумием.
- Хи-хи, давненько не виделись, герцог, - седовласый мужчина помахал рукой и широко улыбнулся. - Если тебе нужна информация, то сначала заплати за нее. Цену ты знаешь.
- Мерзавец! – прошипел Фаустус, схватив Гробовщика за грудки. - Ты вообще понимаешь, с кем ты сейчас разговариваешь?
- Ладно-ладно, я пошутил. – Уже более серьезно ответил чудик. - Что именно ты хочешь знать? И да, кстати, мне несколько неудобно разговаривать с тобой таком положении - близкое расстояние между нашими телами меня смущает.
- Придурок, - бросил герцог, но все же отпустил Гробовщика. Затем, подобрав полы длинной черной мантии, мужчина устроился на одном из гробов и, закинув одну ногу на другую, начал:
- У меня к тебе несколько вопросов. Во-первых, мне нужно знать, КТО пробрался в мой замок и напал на мою семью. Во-вторых, есть ли хоть какая-нибудь информация о моих сыновьях?
Гробовщик тем временем вежливо предложил гостю чай, налитый в странный прозрачный сосуд. Почувствовав на себе пристальный взгляд золотых глаз, мужчина понял, что от него ждут ответа.
- Мне ничего не известно ни о личностях убийц, ни о местонахождении твоих отпрысков, - голос хозяина бюро было ровным и спокойным. - Но послушай меня внимательно, Клод.
Фаустус не обратил внимания на такую фамильярность: в конце концов, Гробовщик наверняка намного старше и к тому же, как показала практика, мудрее герцога. Посему, он вполне имел право обращаться к мужчине по имени и титул герцога особой роли не играл. Как говорил сам Гробовщик: «Перед Смертью все равны. И это значит, что смысла козырять своим статусом нет абсолютно никакого».
- Так вот, - продолжил чудик, устроившись на гробу рядом с гостем. – Единственное, что я скажу тебе, так это то, что люди, убившую твою жену – не простые преступники, врывающиеся в богатые дома с целью ограбления и убийств.
- Наемники? – Клод смотрел на свое отражение в чае и внимал каждому слову Гробовщика.
- Именно, – седовласый склонился к уху аристократа и шепотом выдал:
- Раны, которые они оставили на прекрасном лице герцогини, были нанесены аккуратно и медленно, заставляя жертву мучиться от невыносимой боли.
Перед глазами тут же возник образ жены, лежащей на холодном каменном полу темницы, и тени этих мразей, разрезающие тонкую нежную кожу, которую Клод так любил целовать перед сном. Герцога мгновенно затошнило, а в глазах горело пламя всепоглощающей ненависти.
- В общем, запомни одно, Клод. На тебя кто-то точит зуб и этот «кто-то» имеет достаточно средств, чтобы устранить твою яркую персону. Но перед этим тебя заставят помучаться.
Гробовщик внимательно посмотрел в лицо своего гостя и спросил:
- У тебя есть враги?
- Видимых нет. Остальные – мелкие завистники и торговые конкуренты, которые не достойны моего внимания.
- Советую все же приглядеться к этим сошкам. Кто знает, может, за ними стоит рыбка покрупнее.


Через три дня после разговора с Гробовщиком, Клоду сообщили, что найдены его сыновья. Их растерзанные волками тела обнаружили в лесу, на окраине Лондона.

***

После похорон время для Фаустуса остановилось. Его не интересовали больше ни работа, ни состояние, ни титул. Лишь жажда кровавой мести придавала ему хоть какие-то силы на дальнейшую жизнь. Он целыми днями бесцельно бродил по территории своих владений, размышляя о том, что не отправься он тогда во Францию, то сейчас бы мог гулять по обширным окрестностям не один, а вместе с Алоисом, в то время как Ханна сидела бы в замке и читала маленькому Луке сказки. Но судьба распорядилась иначе.

Внезапно, тишину зимнего леса нарушил глухой выстрел. Клод на мгновение замер и затем, как подкошенный, рухнул на землю. Из простреленного плеча тут же потекла кровь, пачкая девственно белый снег и черную одежду герцога.

- Какой нелепый итог жизни, - саркастично ухмыльнувшись, пролепетал Клод. – Я умру, а мрази будут жить. А как же справедливость?
Сделав над собой усилие, мужчина, превозмогая боль во всем теле, перевернулся на спину и устремил мутный взгляд в голубое небо:
- Господь! Где твоя справедливость, а? Удиви меня, соверши акт правосудия! – из глаз по щекам катились слезы, на бледнеющем лице застыла полубезумная улыбка. - Молчишь, да? Мелочная тварь…
Силы медленно покидали Клода, он уже практически ничего не видел и ничего не ощущал. Единственное, чего он хотел – это возможности все переиграть. Чтобы рана перестала обильно кровоточить, чтобы вернулись силы жить. Жить ради мести.
- Тогда я отказываюсь от тебя, небесный пустозвон! Я обращусь к тому, кто не откажет в моей просьбе, – на этих словах он захлебнулся собственной кровью и, отплевавшись, громко, из последних сил, выкрикнул:
- Существо из Ада, живое воплощение грехов человеческих! Тот, чья душа – сосуд для пороков! Услышь меня и раздели со мной жгучую ненависть! Помоги мне стереть с лица земли тех, кто недостоин был на ней рождаться! В обмен на это я отдам свою бессмертную душу! ДЕМОН, Я ЖЕЛАЮ ЗАКЛЮЧИТЬ СДЕЛКУ!


Резкий порыв ветра поднял тонкий слой снега и закружил его небольшим ураганом вокруг умирающего герцога. В ушах стоял лишь свист вихря и звук развевающейся мантии.
Снег превратился в пушистые черные перья, хаотично распространяющиеся вокруг Клода, закрывая обзор перед глазами.

- Насколько сильно твое желание заключить сделку с Тьмой, человек? - голос раздался неожиданно, но его обладателя нигде не было видно.
- Оно равносильно моей жажде мести! – Клод попытался привстать, но тело онемело окончательно и поэтому ему только и оставалось, что лежать.
- Что ж, ответ искренний. Я заключу с тобой сделку и стану твоим орудием мести в обмен на душу. Ты согласен?
- Согласен, - если это демоническое отродье продолжит задавать вопросы, ничего не делая, Фаустусу уже никакой контракт не понадобится.
- Тогда, мы заключим контракт, и будет он подписан кровью.

@темы: Claude Faustus, R, Sebastian Michaelis, fanfiction, Клод Фаустус, Себастьян Михаэлис, фанфикшн

Комментарии
2011-02-02 в 00:25 

Hibarin
Hijo de la luna
начало интригующее :) Ханну жаль только, она не заслуживает такого ангста

2011-02-02 в 12:42 

|Sa majeste le Yoshkin kot||Иллюзионист и манипулятор||Каждый дрочит на что хочет||А Хирума такой ласковый потому что больной!||Шизуо, это блять, москва
Какое оно... Все интереснее и чуднее)))
А вообще, сколько глав планируете?

2011-02-04 в 16:13 

Chimotoma Katari
«В лесу разошлись две тропинки. И я выбрал нехоженую» (с) Роберт Фрост
Отписывалась в другом сообществе, но скажу еще раз - очень понравилось! :flower:
А Ханна.... так уж получилось, что она всегда крайняя))) Ну, мешается она в этом пейринге, тут уж ничего не поделаешь....

2011-02-04 в 16:19 

Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик.
Всем спасибо за отзывы. Рад, что не зря начал пыхтеть над этой задумкой.
А насчет Ханны. Признаюсь честно: я скрипя зубами так жестоко поступил с любимой героиней ТД, но что поделать.. Роль уж у нее такая, жертвенная. Плюс... кого же мне еще-то было Фаустусу в жены ставить, как не г-жу Анафелоуз)

Yoshkin kot, насчет глав я не скажу точно, увы. Обычно я ставлю себе лимит не больше четырех-пяти глав, но тут явно будет больше.

2011-02-21 в 11:45 

"O hei o tararuna ronderu tareru" (с)
Классно...
Бедный Клод, так жалко его.
А когда прода?

2011-02-23 в 18:06 

parafiliya
ты прелесть
мне нравится) сюжет интересный.
продолжение будет?

2011-03-02 в 22:12 

Nekomell
Хочу в Долины
This make my cry T_T

Такая чудная семейная идиллия :3
И тут бац! Всё так грустно Т___Т Идея с тем, что Ханна жена Клода, а Аоис и Лука - их дети очень порадовала :з
Это так мило Т_Т

2011-03-03 в 19:01 

Nekomell
Хочу в Долины
Извините, а можно это выложить на сайте beon.ru? ^_^
По всем правилам, со ссылкой на эту страничку... ^__^"

2011-03-03 в 19:29 

Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик.
AnnaMichaelis~, parafiliya, благодарю. Насчет продолжения пока ничего точно не скажу: ибо, творческий кризис + институтские репрессии. Но постараюсь не задерживать.

Nekomell, можно, только ссылку лучше на мой дневник. И хотелось бы потом увидеть, где конкретно на сайте фик выложен.

2011-03-04 в 18:27 

Nekomell
Хочу в Долины
на вас тоже ссылку сделаем ^^'''
вот: 10064099577.beon.ru/26349-207-pir-vo-vremja-chu...
правда запись для гостей закрыта... открыть? О.о

2011-03-04 в 18:28 

Nekomell
Хочу в Долины
на вас тоже ссылку сделаем ^^'''
вот: 10064099577.beon.ru/26349-207-pir-vo-vremja-chu...
правда запись для гостей закрыта... открыть? О.о

2011-03-04 в 18:32 

Определенно, тщеславие – мой самый любимый из грехов. Он так фундаментален, самолюбие – это естественный наркотик.
Nekomell, открыть? О.о
не стоит, главное, что есть ссылка)

2011-03-04 в 22:43 

Хочу в Долины
ух ^^''''

2011-05-03 в 13:50 

Ммм... А что там с продой? *,*

URL
2011-05-03 в 14:02 

parafiliya
ты прелесть
да-да-да! согласна! :)

2011-07-10 в 12:12 

Когда уже наконец-то будет прода, автор??:kapit:

URL
   

Claude x Sebastian Community

главная